Поздравляем Анну Чеснокову

От всей души поздравляем нашу выпускницу Анну Чеснокову с победой! Анна вошла в список финалистов Всероссийского фотоконкурса и фестиваля «МОЛОДЫЕ ФОТОГРАФЫ РОССИИ-2021».

Всего в фотоконкурсе приняли участие 1107 авторов из 72 регионов России и граждане РФ, проживающие в странах дальнего и ближнего зарубежья.


(НЕ) мама
«Мы с мужем бесплодны, оба. Сочетанный фактор — так это называется в медицине. В 2016 году у меня была попытка ЭКО+ИКСИ (метод лечения бесплодия, один из вспомогательных методов экстракорпорального оплодотворения, в ходе которого сперматозоид вводят микроиглой в яйцеклетку). Неудачная. Точнее, относительно неудачная. В какой-то степени я сейчас мама 5 детей без детей. Из полученных в ходе процедуры 19 эмбрионов, 13 были признаны нежизнеспособными, 1 был подсажен и не прижился, а 5 отправлены в криобанк на хранение. Я ощущаю себя матерью-предательницей, которая бросила своих детей и до сих пор за ними не возвращается (хотя на данный момент я не могу этого сделать в силу имеющихся у меня противопоказаний). Осознание того, что мои дети находятся в кромешной темноте, абсолютном холоде, стерильной чистоте и звенящей тишине абсолютно одни не дает мне покоя.

Все это время меня поддерживает только один человек — мой супруг. Первые несколько лет мы старались не говорить на эту тему помногу — щадили чувства друг друга. Ни к кому другому за помощью я обратиться не могла, так как ни подруги, ни брат, ни даже мама не понимали моего горя. "Чего ты расстраиваешься? Отчего убиваешься? У тебя же даже не прицепилось! Ладно б ты забеременела и у тебя был выкидыш. Тогда еще понятно. А так чего?". И я перестала говорить на эту тему. Закрылась от всех.

Просто как объяснить окружающим твои переживания словами? Как рассказать, что если беременность — это период ожидания ребенка, то у бесплодных пар эта беременность длится гораздо больше 9 месяцев? Эта "психологическая беременность" длится десятилетиями. Что время перестает существовать. И что отрицательный результат подсадки — это смерть одного из твоих детей, смерть надежды. Поэтому на вопрос любопытствующих: "А когда дети?" — отшучивалась, что мы чайлд-фри, либо просто хотим пожить для себя.

Когда мне становилось плохо и была жуткая потребность выговориться, а муж на работе (да и чего ему вечно ныть об одном и том же. Я же видела, что он тоже страдает), я писала на всем что только попадало у меня под руку: на салфетках в кафе, на упаковках от колготок, на ксерокопиях анализов, на открытках… И мне становилось хоть немножко легче. Однако проходить мимо детских площадок и магазинов все равно было невыносимо тяжело. Я постоянно представляла на качелях маленькую девочку с каштановыми волосами, или мальчишку в желтом дождевике бегающего по лужам, или близнецов, катающихся на каруселях. Или в магазине сразу 4х детей виснущих на нас с мужем и хныкающих: "Хочу шоколадку!", "Хочу водичку", "Хочу на ручки", "хочу… хочу… хочу…". И в голове постоянно звучал вопрос: "Почему?". Мы ведь могли бы быть не плохими родителями. Ведь мы с радостью и любовью проводим время со всеми своими многочисленными племянниками и детьми друзей (у моего родного брата, у двоюродных брата и сестры по трое детей, у сестры мужа трое детей, у всех родных и почти у всех друзей есть дети).

В 2017 году в нашей семье случилась трагедия. Погиб племянник мужа в возрасте 10 лет. Абсолютно здоровый, веселый, озорной мальчишка вдруг перестал жить — его сбила электричка, когда он возвращался из школы домой. И в моей душе поселился еще и страх. Все мы мечтаем о здоровых, послушных детках, которые обязательно нас переживут. Но что если малыш родится и мне придется его хоронить? Чем терять, может лучше совсем не иметь? Или ребенок родится больным и я буду изо дня в день наблюдать за его мучениями? Или я просто не смогу стать хорошей матерью. Мыслей стало больше, держать себя в руках сложнее и мне пришлось обратиться за профессиональной помощью. Сейчас уже 2 года я на антидепрессантах. Да, мне немного проще. Но мысли никуда не делись. Больше того, добавилась еще и третья категория мыслей: "А может быть и не надо?". Но я вижу как меняется в лице муж, когда я произношу подобные слова, и мне становится стыдно не только перед моими нерожденными детьми, но и перед ним».